«Победа будет за нами!» — доброволец Алексей Есин, позывной «Берёза».

5162

Разговор с Алексеем Есиным, принимавшим участие в специальной военной операции, и его женой Верой, вышел у нас долгим. Слишком много различных эмоций вызывали воспоминания о трёхмесячном пребывании на передовой добровольца штурмового батальона дивизии Ахмат и его жены, которая с двумя детьми и родителями Алексея ждали его возвращения.

Как решился

Когда началась СВО, смотришь же всё, пацаны молодые, гибнут. Думаю, а мы-то чего сидим? Начал штудировать военкоматы, объявления по поводу добровольцев сразу в феврале 2022-го. Наткнулся на призыв Рамзана Кадырова, узнал, что есть полк добровольцев. Упиралось всё в деньги. Собирал я на дорогу до августа, в августе и поехал. Уже в дороге узнал, что в Алейске набирают добровольцев.

Приехал в мэрию города Грозный, там нас встретили, всё точно так, как рассказывается в соцсетях. Полностью – обмундирование, питание, подготовка очень хорошая в российской Академии спецназа. Нас сразу разделили, кто до 45 и после 45. Нам, кто старше, нагрузка поменьше была в физическом плане, а стрельба из разного вида оружия – всё вместе делали.

Подготовка длилась две недели и 30 августа мы в Луганске уже были. Ну и понеслось – Попасная и дальше по накатанной…

 

Первое крещение боем

Практически сразу, как приехали. Разбомбили позицию, там были ЛНР-овцы, Барсы (ЧВК «Барс», прим.ред.) и двое наших, из Ахмата. ЛНР-овцы и Барсы отошли на 200 метров, а наши так и сидели. Нас троих сорвали по тревоге, мы туда поехали, радостные, видео снимаем, толком еще ничего не соображали. Приехали, ну и сразу всё поняли, когда нацисты лупить начали. ЛНР-овцы нам говорят, пацаны, не ходите туда, ну, как не ходить, там наши ребята, которые не отошли ни на метр. Мы продвинулись к ним под бомбежкой… ничего, все живы остались.

Первый взрыв – в Попасной. На первом этаже школы расположились, пока в подвале комнаты готовили. Окна заставили ящиками с песком, от осколков, я на них повесил образ Богородицы. Лежанки  возле наши были – Вовка возле окна, я рядом. Товарищ нас в 5 утра разбудил, пойдемте, я, говорит, кофе сварил. А это в другом углу. Только по глотку сделали, как она долбанёт! На землю, на пол… Успокоилось, соскочили, рюкзаки, автоматы похватали – и в подвал. Всё, утихло, поднимаемся наверх, а что ящики были, все на наших лежаках, то есть если бы на нас прилетело, убить бы, может, не убило, но переломало бы хорошо. И Богородицы иконка лежит нетронутая, ни царапины на ней, ничего.

 

Позывной «Берёза»

Почему Берёза? У меня многие спрашивают. Сам придумал. В России какое самое дерево русское – берёза, а я из Берёзовки и речка у нас Берёзовка, так и приклеилось – Берёза.

Гуманитарка

К нам шла из Чечни, доходила всегда. У нас в полку в добровольческом все национальности воевали – татары, уйгуры, русские, евреи, много всяких, а вот Ахмат север и Ахмат юг – там чисто чечены служат.  Но чеченцы поддерживали всех ахматовцев. Голодными мы там не сидели, еда была, даже мясо – конина. Готовят они вкусно, но нам то мясо соленое привозили, его или отмачиваешь или по-другому как готовишь. С водой проблема там с питьевой, негде её взять. Но опять же гуманитарка постоянная, и вода упаковками. Обеспечение водой нормальное было.

Бытовые условия

Военные. Блиндажи в полях. Там постоянные взрывы, где- то осколками посекло, мы их и пленкой перестилали, все равно осколки дырявят, дождь идет, блиндаж зальёт, каской выгребаем. Если находились в населенных пунктах, то в домах, как вот в Золотаревке. Желательно на первом этаже, либо в подвале. Потому что если прилетит, то шанс есть спастись, ну и верхние этажи в основном все разваленные.

Боевая поддержка товарищей

На товарищей в основном и надеешься. Если вдруг, не дай бог ранят, да даже если и убьют, вытаскивает тебя товарищ, без этого никак. Братья, вот и всё. Отсюда и боевой дух, верой и братством поддерживается. Там у всех своя вера, мусульмане молятся, как у них принято, у православных у каждого иконки. Короче, каждый как мог, так и молился. Очень помогает.

В каких операциях участвовали

В общей сложности три месяца мы там были, 30 ноября выехали оттуда. Спорное, Северск, между НПЗ Лисичанск сначала держали оборону, ближе к Северску. Там, когда вагнера на прорыв пошли, мы в поддержку, как отвлекающий маневр, по врагу били, вагнера с флагов заходили, уничтожали нациков. На этом направлении в основном воевали – Золотарёвка, Белогоровка, Спорное.

Цель СВО

Искоренение фашизма, гадов этих. Там их очень много. В Попасной были, лицей, — могилка: мать и двое ребятишек, замучили их нацисты. Местные их там похоронили на территории лицея, пока просто крестик из палочек стоит. Невыносимо на это смотреть. Если бы мы ничего не стали делать, не начали, всё это пришло бы сюда, к нам, эта разруха и гибель детей.

Где безопасно

Да там даже в «зелёной зоне» не можешь чувствовать себя в безопасности, постоянно начеку надо быть.  Неизвестно откуда может прилететь, и всё. В очередной раз в Попасную приехали в здание школы на ротацию, помыться, постираться. Обычно мы на передке дней 10-15, потом дня три дают на баню, стирку, потом опять на позицию.  Правда, у нас по три дня никогда не получалось, в лучшем случае чуть больше суток был отдых. Так вот, только помылись, развешались, и вот он – прилёт! Хорошо, в подвале были, вот тебе и постирались! А наводят там местные. Эвакуировали же практически всех, остались только те, кому вообще некуда уезжать и бухарики. Одна тётка ходила мимо школы постоянно, а потом ГРУшники начали работать, и больше мы ее не видели.

Свою пулю не услышишь

Ну да, так опытные бойцы говорят – ребята, уже прошедшие Чечню и которые не первый раз на СВО сходили. Здесь надо слушать своих командиров и товарищей, которые поопытнее. Слушать не будешь, будешь на своей волне – не выживешь.

Вера и везение

Вера спасает и помогает – иногда казалось, что боженька отводит. Бой шёл стрелковый, в трёх метрах от меня Андрюха Гренада, вылезли, стреляем. Напротив, хлоп – вспышка – и между нами из РПГ граната пролетела и сзади нас в бугор врезалась. Мы развернулись и вместе в эту точку, откуда прилетело… уничтожили.

Один раз чудом повезло. Загрузились в КамАЗ, на позицию выезжаем, слышим – ба-бах! На место, где стоял КамАЗ – прилёт! По рации слышим: «Все целы? Куда прилетело?» Хорошо, успели отъехать, а так бы всех накрыло.

Вот еще боженька нас отвел. На боевые задания ходили по ночам, днём квадрокоптеры могут накрыть. Вышли нас 12 человек на позицию. Шли по дороге, темно. Фонарики включать нельзя, чтоб себя не обозначить. По позициям разошлись, грязь, слякоть была, дождь прошел, мешки с провизией побросали, ребята рано утром пошли за мешками – и вот он – лепесток лежит. Там ямка, и все 12 человек как-то прям даже соскальзывали в неё, задевали за мину, но все прошли, ни одного не зацепил, ни один не наступил. Ребята сфотали даже – лепесток и рядом наши следы. Мину не трогали, палку поставили, обозначив. Я уже старшим группы ходил, по рации передал, чтобы саперы прошлись. Так они еще по краю дороги четыре лепестка нашли.

Самая паскудная мина…

…это лепесток, а они там разбросаны везде. Убить она не убивает, а калечит очень хорошо, нам про неё рассказывали сразу, ещё в Гудермесе.  На Украину приехали, опять же за старшими товарищами смотришь, что они делают. В траву не надо лезть.

Их запускают из установок Град, используют вместо снаряда кассеты. В полёте кассета раскрывается и раскидывает лепестки. Они в полёте шорох такой издают, как листопад, наверное, потому так и называются. Эти гадёныши их раскидывают в основном в городах, в населенных пунктах, где мирное население.

Когда вернулись из зоны СВО, мы ещё в Шали жили две недели, увольнялись пока. Вот идешь через полянку и присматриваешься постоянно, ищешь мины, потом вспоминаешь, где ты находишься. Отвыкать тяжело.

«Верный» АКМ

У нас были калаши, 1968 года изготовления, выдали из НЗ, весь в масле был. Советский автомат, работает безотказно – ни разу не заклинил, и в грязи был и в воде. Конечно, если ты за ним не будешь ухаживать, он когда-нибудь заклинит. А так вообще – это лучшее оружие. С боеприпасами напряга не было.

Я – стрелок-штурмовик, хотя в военном билете написано – помощник гранатометчика.  Но РПГ нечасто пользуешься, таскаешь за собой. А в основном из автомата стреляли. Дал ему имя «Верный», так и написал на прикладе.

Победа будет за нами!

По-любому, в любом случае мы своего не отдадим!

 

Рассказывает супруга Вера

В марте 2022-го как-то среди ночи сел на кровати и говорит:  «Я , наверное, пойду воевать». Ты что? Подумай о нас. Он понял, что я против, и не стал больше об этом говорить. Но постоянно в этих соцсетях всё смотрел. За два месяца до отъезда сказал, что поедет на вахту. И мне как что-то щёлкнуло. Ты, говорю, на какую вахту собираешься? Не в Ахмат? В Ахмат.

Два месяца слезы и просьбы, мы уходили в амбар, чтобы родители не слышали, я и плакала, отговаривала, но он просто мне сказал – видела Аллею ангелов, хочешь, чтобы то же самое было у нас? Вот для этого я и иду, чтобы у нас не было. Я и не стала больше отговаривать, поняла, что это бесполезно.

Поехала его провожать до Алейска, родителям так ничего не сказали. А когда Алексей в Грозный приехал, видео мне снял, прислал, я маме показала, а она поняла, что Грозный. Ну а теперь что скрывать…

Мы и детям – Денису и Милане – ничего не говорили, они узнали и поняли, когда Алексей, уже переодетый в военную форму, позвонил по видеосвязи из Грозного. Долго я с ними беседовала, сильно к сердцу приняли.

Когда был там, мы созванивались редко, бывало, по две недели, по 8 дней не звонил. Когда они заезжали на зелёную зону, тогда можно было поговорить.

Елена БАРСУКОВА.

Фото из соцсетей Алексея ЕСИНА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь